ПЕРВЫЙ ЧАС ЖИЗНИ – «ЗОЛОТОЙ ЧАС»

0 13

ПЕРВЫЙ ЧАС ЖИЗНИ – «ЗОЛОТОЙ ЧАС»

ХОТЕЛ РАБОТАТЬ ВЗРОСЛЫМ РЕАНИМАТОЛОГОМ

Евгений Шинкаренко еще в школе решил пойти в медицину. Со специализацией он тогда еще не определился, но точно знал, что поступит в медицинский институт в Омске, откуда он родом. «Сначала вообще хотел быть стоматологом. Потом на 4 курсе стал подрабатывать медбратом во взрослой реанимации и начал понимать, что это мое», — вспоминает Евгений.
После окончания вуза, 26 лет назад, устроиться на работу, тем более реаниматологом, было не так просто. Однажды молодой врач пришел в Департамент здравоохранения, где получил предложение, определившее всю его жизнь. В перинатальный центр Омска срочно требовались специалисты. И вот уже 26 лет Евгений Николаевич работает с новорожденными: 13 лет в Омске и столько же – в Ханты-Мансийске. «Когда немного поработал, понял, что этомое дело на всю жизнь. Изначально вообще не понимал, что меня ждет. Было сложно, особенно когда понял, что работаю с пациентами, которые не могут сказать, что у них болит и что им требуется. Потом начал их понемногу понимать. Ипостепенно привык», — говорит Евгений Шинкаренко.

КАЖДАЯ НЕДЕЛЯ ПОВЫШАЕТ ВЫЖИВАЕМОСТЬ

За 26 лет работы Евгений Николаевич успел поработать с детьми разного срока гестации, иначе — беременности. Были в его практике как недоношенные младенцы, появившиеся на свет всего после 5 месяцев беременности, так и, как врач их называет, «толстяки» — младенцы, родившиеся на 34-й неделе, но также считающиеся недоношенными. Как уточняет Евгений, чем выше срок гестации, тем больше выживаемость ребенка и меньше вероятность приобрести ограничения в здоровье.
«Со сроком в 22 недели все довольно сложно: большая вероятность смертности или инвалидности. Но всегда есть шанс, что даже с таким сроком гестации ребенок не только выживет, но и будет полноценно здоровым. Достичь этого — наша главная задача. Подавляющее большинство детей на таком сроке рождаются при помощи кесарева сечения. Учитывая, что ребенок еще очень незрелый, вся основная работа строится на временном замещении органов», — поясняет врач-анестезиолог. Как рассказывает Евгений, свой жизненный путь недоношенные младенцы начинают с искусственной вентиляции легких. Далее им вводится препарат, который помогает замещать необходимые функции. Это и функции головного мозга, сердечно-сосудистой, пищеварительной и мочевыделительной систем, а также функции пищеварительного тракта. Сколько ребенок будет находиться в стационаре, зависит опять же от срока гестации. Это может длиться и до шести месяцев, и до двух.

ПРИЧИНЫ МОГУТ БЫТЬ РАЗНЫМИ

Как поясняет Евгений Шинкаренко, в идеале на каждого пациента должно быть по 2-3 врача и одна медсестра. В отделении реанимации новорожденных Окружной клинической больницы не всегда получается собрать такую команду на одного новорожденного, но анестезиологов, неонатологов и медсестер, которые могут следить за 9-10 детьми в отделении, всегда достаточно. Обычно именно столько новорожденных недоношенных детей в среднем выхаживаются в отделении.
«Мы работаем с пациентами не только Ханты-Мансийска, но и западной части Югры. Из населенных пунктов округа мы транспортируем сюда мам, у которых вот-вот должны начаться преждевременные роды, либо же самих детей, если они, скажем так, не успели приехать к нам «в маме». В месяц бывает один такой ребенок, а иногда и девять. Сейчас акушеры избрали правильную тактику, и теперь мы обычно успеваем привезти маму заранее», — говорит Евгений Николаевич.
По словам врача анестезиолога-реаниматолога, причины преждевременных родов могут быть разными. Например, связанные с внутриутробной инфекцией, тяжелым соматическим состоянием мамы и т.д. И это часто не связано с тем, что будущая мама во время беременности вела нездоровый образ жизни. За мамой наблюдают, как правило, уже с шестой недели беременности: отслеживают все процессы, применяют лечебные практики, чтобы дольше продлить беременность. Например, существует практика респираторного дистресс-синдрома, когда гинекологи и акушеры помогают внутриутробно сделать плод более зрелым. «Мы постоянно учимся, следим за мировым и российским опытом, постоянно что-то внедряем. Каждый день на планерке обсуждаем что-то новое: как кормить, как вентилировать, как проводить инвазионную терапию, парентеральное питание. За 26 лет работа колоссально продвинулась – появились новые лекарственные препараты, новые смеси. Также значительно улучшились аппараты искусственной вентиляции и кувезы – приспособления с автоматической подачей кислорода и с поддержанием оптимальной температуры. От того, насколько быстро ребенок в первый час жизни (который врачи между собой называют «золотой час») окажется в кувезе, зависит его дальнейшее развитие или даже выживание».

ВТОРОЙ ПРИОРИТЕТ

После того, как ребенок будет помещен в кувез и подключен к аппарату ИВЛ, начинается следующий, немаловажный этап поддержания жизни – кормление. «Кормим специальными смесями через зонд, который вставляется в желудок. Туда каждые три часа вводится необходимое количество питательной смеси. Каждый день у нас идет расчет белков, жиров и углеводов, которые нужны ребенку, чтобы развиваться. Очень часто отдается предпочтение нутритивной поддержке (клиническому питанию). Также мы учитываем количество мочи, сколько раз у ребенка был стул, чтобы понять, как функционируют желудок и почки», — рассказывает Евгений.

КАЖДЫЙ ВЫПОЛНЯЕТ ОПРЕДЕЛЕННУЮ ЗАДАЧУ

Всего в отделении анестезиологии и реаниматологии работают 13 человек – это и анестезиологи-реаниматологи и неонатологи. Немаловажная роль отводится и медсестрам. Каждый сотрудник выполняет определенную задачу. Неонатолог – следит за здоровыми родами в срок гестации и наблюдает за новорожденными, но также помогает и при преждевременных родах. Анестезиолог занимается либо недоношенными детьми, либо детьми с патологиями: врожденные пороки сердца, инфекционные процессы, нездоровые легкие, проблемы с головным мозгом и пищеварительным трактом и прочее. Таких пациентов немного, но они есть.


ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

В Ханты-Мансийске в отделении анестезиологии и реаниматологии новорожденных одновременно находятся в среднем 4-5 детей с очень низкой массой тела при рождении. Пандемия сказалась на работе отделения, но незначительно. Стало меньше персонала, так как определенная его часть была направлена для работы в «ковидном госпитале», где принимают роды у пациенток с коронавирусом. «Мы готовы и к недоношенным детям от мам с COVID-19, у нас есть отдельная палата с необходимой аппаратурой, где будет постоянно находиться реаниматолог. Но пока у нас таких случаев не было», — говорит врач.

МЕДИТАТИВНОЕ ХОББИ

Евгений Николаевич уже 13 лет живет в Ханты-Мансийске вместе со своей семьей – женой Евгенией и взрослым сыном Денисом. Свободного времени у занятого врача, конечно, немного. Евгения могут вызвать на работу в любое время, бывает, что приходится выезжать по восемь раз за сутки. Но когда редкий выходной наступает, старается проводить его в кругу семьи или же выбирается на рыбалку. У него и компания для этого имеется, и излюбленные места, которые находятся за 100-200 км от города. «На рыбалке я снимаю напряжение от работы. Еще я люблю читать, особых предпочтений в жанрах нет, читаю все – от Акунина до Чехова. Еще мне нравится играть в преферанс в Интернете – тоже помогает отвлечься. За 26 лет работы могу сказать, что сердце к ней не остыло», — говорит Евгений Шинкаренко.

Евгений Дюмин, газета «Самарово-Ханты-Мансийск»

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

7 + 9 =